Главнокомандующий вкс россии сергей владимирович суровикин

Сапог генерала Суровикина лег на штурвал ВКС

В руководстве Вооруженными силами РФ беспрецедентные перемены. Главнокомандующим ВКС назначен 51-летний генерал-полковник Сергей Суровикин, с марта 2017 года руководивший российской группировкой в Сирии.

Выпускник Омского высшего общевойскового командного училища, а затем — Общевойсковой академии и Академии Генерального штаба, мотострелок по образованию и опыту службы, никогда прежде не имевший никакого отношения к военной авиации. Один из идеологов создания военной полиции в нашей армии, как считалось, ее он и должен был возглавить с декабря 2011 года. Но не сложилось.

Вместо этого пришлось генералу ехать в Восточный военный округ — сначала замкомандующего, а потом и командующим его войсками. Позже, как уже сказано, была Сирия.

А теперь оно вон как повернулось: видимо, навсегда повесил Сергей Владимирович свой привычный зеленый китель в шкаф, переоделся в красивую генеральскую форму цвета неба и превратился в главного российского военного авиатора. Вряд ли ему будет просто во главе всех воздушных асов нашей страны, которые уже глухо ропщут по этому поводу.

Сравнить это решение Кремля можно лишь с печально памятным многим назначением Анатолия Сердюкова министром обороны России.

Как мне рассказывали тогда бывшие сослуживцы, на первом заседании коллегии Минобороны Сердюков привычную для служивых аббревиатуру ВВС (в смысле — Военно-Воздушные силы) в заранее заготовленной для него речи прочитал как Би-Би-Си (в смысле — британская радиостанция).

И это было только началом многих профессиональных ляпов этого персонажа на неизведанной для него прежде профессиональной стезе.

С какими подводными камнями предстоит столкнуться генерал-полковнику Суровикину на новом посту — это мы наверняка скоро узнаем. Но зачем и почему вообще Кремлю пришлось проделывать столь неслыханный в истории российской военной авиации кадровый кульбит?

Ну, благодарность президента Владимира Путина за подвиги в борьбе с международным терроризмом на Ближнем Востоке — это понятно.

Все, кому довелось за эти годы командовать нашей воюющей группировкой в Сирии, неизменно уходят на повышение.

Как, например, генерал-полковник Александр Дворников, после возвращения домой поставленный во главе Южного военного округа.

Читайте также

Убийцы авианосцев: «Буря» и «Гранит» продырявят гордость ВМС США

Крылатые ракеты, которых больше всего боятся американские адмиралы

Ровно так же было и в годы чеченской войны. Путин ни разу не забывал никого из генералов, обеспечивавших его политическую победу.

Так, допустим, во главе нашего Генерального штаба с 1997-го по 2004 годы оказался генерал армии Анатолий Квашнин.

Так в мае 2000 года был назначен полномочным представителем президента Российской Федерации в Южном федеральном округе прежний командующий объединенной группировкой войск в Чечне генерал Виктор Казанцев, взявший Грозный.

В том, что нынешнее назначение генерала Суровикина из того же ряда официально оформленных благодарностей президента — сомнений нет.

Но все же можно было бы подыскать для этого заслуженного военного нечто тоже очень значительное, но все же не связанное с абсолютно неизведанной сферой деятельности, где по этой причине запросто можно наломать дров на многие миллиарды.

Как вышло у того же Сердюкова. Но раз Суровикина все же бросили на ВКС, выходит, для такого решения были и еще какие-то веские причины?

Скорее всего — так. Если продолжить аналогии с Сердюковым, то вероятно, бывший мотострелок Суровикин во главе военной авиации понадобился Кремлю чтобы сломать сложившиеся в этом главкомате корпоративные связи и провести его реформирование. Первое, что приходит в голову, — давно перезревшее решение проблемы армейской авиации (АА).

Напомню, что до 2003 года российская армейская авиация (а это вертолеты различного назначения, прежде всего — боевые) входила в состав Сухопутных войск. Как это сегодня принято практически во всем мире.

Потому что боевые и транспортные вертолеты — важнейшее средство ведения общевойскового боя. И находиться оно должно в руках того военачальника, который этот бой организует.

То есть — командира мотострелковой или танковой дивизии, корпуса, общевойсковой или танковой армии.

Но в 2003-м у нас все в очередной раз поставили с ног на голову. Причем, происходило это скоропалительно и совершенно непродуманно.

Вот как о том решении в свое время журналистам рассказывал бывший командующий армейской авиацией Герой Советского Союза генерал-полковник Виталий Павлов: «Всё решилось спонтанно, на коллегии Министерства обороны. На это заседание меня не пригласили. Раньше ставился вопрос (1995 г.

) о передаче армейской авиации в ВВС страны, но тогда подход был другой. Заранее создали комиссию из 40 человек, опросили всё армейское руководство, проанализировали ситуацию и вынесли решение о нецелесообразности таких преобразований.

Здесь же Иванов (в те дни — министр обороны России — „СП“) спросил у Кормильцева (в ту пору — главкома Сухопутных войск — „СП“), готов ли он передать армейскую авиацию в подчинение главкома ВВС Михайлова.

Тот, не задумываясь, ответил: „Авиация должна быть в одних руках“. Глупость. Самая настоящая глупость… Через время они одумаются, но это опять упрётся в колоссальные затраты, как людские, так и финансовые. Уверен, что за содеянное ни Кормильцев, ни Квашнин (тогда начальник Генштаба — „СП“) отвечать не будут».

А вот как комментировал ситуацию генерал-полковник Леонид Ивашов, в прошлом — член коллегии Минобороны: «Решение о ее (армейской авиации — „СП“) передаче ВВС было принято под давлением очень недалекого военачальника — Анатолия Квашнина. Он наломал много дров.

Армейская авиация потому так и называется, что она призвана поддерживать армию на поле боя. С самого начала было очевидно, что решение отдать вертолеты в ВВС — неправильное. Во-первых, ВВС и ПВО объединены в одну структуру и решают единые специфические задачи. Вертолетные подразделения для них — обуза.

Во-вторых, сами Сухопутные войска лишились очень мощной огневой поддержки. Это особенно ярко проявилось в августе 2008 года во время войны с Грузией. Когда наши войска двинулись вперед, в округе не оказалось ни одного вертолета, который можно было бы использовать для огневой поддержки, эвакуации, разведки или заброски спецгрупп.

Даже отдел по взаимодействию с авиацией был расформирован. За эти глупости надо просто сажать».

Никого, конечно, за передачу АА сначала в ВВС, а потом и в ВКС, не посадили и не посадят. Но война 08.08.08 с Грузией действительно показала, что дров наломали немало. И генералы стали потихоньку сдавать назад.

При этом пришлось (и приходится сегодня!) преодолевать нешуточное аппаратное сопротивление главкомата ВКС, который, как можно понять, совершенно не жаждет возвращать вертолетчиков в лоно Сухопутных войск.

Видимо, потому, что с ними придется лишиться и немалого финансового пирога, высоких штатных должностей и прочих прелестей.

В 2008 году уже упомянутый генерал-полковник Павлов заявил газете «Красная звезда»: «Дипломатия тут не при чем. И дело не во мне.

Да, я был и остаюсь убежденным сторонником того, чтобы армейская авиация входила в состав Сухопутных войск. Но это же не какая-то прихоть, не амбиции влюбленного, не скрою, в свой род войск профессионала.

Это объективная необходимость, обусловленная реалиями современного боя и подтвержденная практикой.

Если вы заметили, после событий в Южной Осетии даже некоторые из тех, кто прежде с пеной у рта доказывал целесообразность перевода армейской авиации под «крыло» ВВС, публично признают несостоятельность и даже вредность своей идеи.

Откуда такое прозрение? Да сама эта война, будь она неладна, показала, что командование ВВС при всем своем желании не имеет возможности постоянно отслеживать обстановку на театре военных действий и непосредственно управлять авиацией на поле боя. У ВВС другие задачи.

Они (я имею в виду, прежде всего, «дальников», бомбардировщиков) бьют мосты, склады, арсеналы, железнодорожные узлы и так далее, то есть наносят удары по заранее заданным целям. А вертолет — это оружие поля боя.

Его задача — искать и бить танки, боевые машины пехоты, артиллерию, живую силу противника. Значит, и структуры управления этим оружием должны находиться в Сухопутных войсках”.

В июле 2010 года тогда командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Владимир Шаманов раздраженно рубанул с плеча: «Было бы правильным решением вернуть армейскую авиацию в Сухопутные войска, как это делается во всем мире».

В 2012 году тогдашний главком Сухопутных войск генерал-полковник Владимир Чиркин объявил, что к 2020 году в Сухопутных войсках будут дополнительно сформировано 14 бригад армейской авиации. При этом он, правда, не пояснил, как все это будет совмещено с самим фактом продолжающейся подчиненности армейской авиации Воздушно-Космическим силам.

Чуть позже представитель ВКС прояснил, что достигнутый компромисс с сухопутчиками таков: вертолетные бригады действительно ушли в Сухопутные войска, но организация их боевой подготовки остается за его ведомством. Видимо, по принципу: «Все, что летает — наше».

Соответственно, в главкомате Воздушно-Космических сил сохраняется отдел боевой подготовки армейской авиации. Его начальник, в сущности, и является неофициальным командующим армейской авиацией. Сегодня это генерал-майор Олег Чесноков.

Судя по его публичным выступлениям, Чесноков считает, что рожденная в муках схема управления АА сегодня близка к идеалу. И в подтверждение приводит тот факт, что в последние годы боевая мощь его войск неуклонно растет.

Увеличивается налет экипажей, ритмично поступает новая техника. В немалой степени усилиями вертолетчиков добыта победа в Сирии.

Как будто если бы эта структура целиком и полностью находилась в составе главкомата Сухопутных войск все сложилось бы иначе.

С чего вдруг? Новые вертолеты становятся в строй потому, что страна в состоянии обеспечивать значительный оборонный заказ. Средний налет экипажей растет из-за ритмичного финансирования боевой подготовки всей армии, а вертолетчиков — в частности. А еще — из-за продолжающихся боевых действий на Ближнем Востоке.

И все это происходит вовсе не потому, что боевую подготовку вертолетных частей и соединений организует именно главкомат ВКС. В Сухопутных войсках с этим тоже наверняка бы справились. Только для этого именно там пришлось бы организовать полноценную управленческую структуру армейской авиации. Включая, естественно, и организацию боевой подготовки.

Что-то вроде той, что была до 2003 года, когда в состав армейской авиации России входили до 40 вертолетных полков, 9−10 отдельных вертолетных эскадрилий, Центр боевого применения в Торжке и Сызранское высшее военное авиационной училище. Всей этой махиной из Москвы руководило Управление армейской авиации в составе 111 офицеров.

В каждом округе — командный пункт АА из 50−70 офицеров.

Представить, что сегодня функции этих давно упраздненных могучих структур полноценно исполняет сохранившийся в ВКС единственный отдел боевой подготовки вертолетчиков из восьми офицеров во главе с генерал-майором Чесноковым просто невозможно.

К тому же некогда единый организм армейской авиации сегодня выглядит расчлененным между двумя серьезными ведомствами — СВ и ВКС. Опыт прежней службы подсказывает, что это тоже не добавляет стройности в общий военно-бюрократический процесс.

Значит, надо многое здесь срочно менять. Новому главкому ВКС генералу Суровикину и карты в руки. Уж кому если не ему — бывшему командиру 42-й мотострелковой дивизии и командующему округом — знать цену поддержки пехоты вертолетчиками на поле боя? И что значит клянчить у авиаторов эти вертолеты буквально Христа ради?

Поэтому если он за этим реформированием и облачен президентом в летную форму — лично я бы это понял. Но трудно придется Суровикину. Это уж будьте уверены. Было бы просто — давно бы уже армейская авиация целиком вернулась в Сухопутные войска. Как говорится — перезрело.

Источник: https://svpressa.ru/war21/article/187388/

Вкс россии возглавил генерал-полковник сергей суровикин

В среду разрешилась, пожалуй, главная военно-кадровая интрига последних месяцев. Армейская газета “Красная звезда” сообщила, что указом президента РФ от 22 ноября главнокомандующим Воздушно-космическими силами России назначен генерал-полковник Сергей Суровикин.

На официальном сайте Кремля этот указ не размещали. Однако, учитывая специфику печатного издания, можно не сомневаться: назначение Суровикина действительно состоялось. Казалось бы, достойного генерала продвинули по служебной лестнице, что тут необычного? Тем более что о его выдвижении на вышестоящую должность многие СМИ начали говорить еще в середине осени.

Почему новая ракета для “убийцы авианосцев” встревожила США

Необычность не в карьерном росте Суровикина, а в том посту, который он занял. Дело в том, что этот генерал – стопроцентный сухопутчик.

Пожалуй, впервые в истории российской и даже советской армии “пехотного” военачальника поставили во главе авиации.

Точнее говоря, под командованием Суровикина теперь находятся не только Военно-воздушные силы страны, но и войска ПВО, космической и противоракетной обороны России.

Понятно, что такое, на первый взгляд парадоксальное, кадровое решение принято далеко не случайно. Когда речь идет о назначениях в высшем командном звене Вооруженных сил, случайностей не может быть по определению. Каждый кандидат на выдвижение обязательно всесторонне обсуждается в различных инстанциях. И лишь затем эту кандидатуру представляют для утверждения главе государства.

Почему выбор пал именно на Сергея Суровикина? Ответ, думается, связан не только с его завидной военной карьерой, хотя она заслуживает отдельного внимания.

В свои 51 год генерал успел покомандовать дивизией, армией и округом, поработать на руководящих постах в Генштабе и центральном аппарате минобороны.

И не только с его блестящим образованием – Суровикин окончил общевойсковое командное училище и две академии, в том числе Академию Генерального штаба.

В Сирии генерал Суровикин получил огромный опыт управления авиацией в реальных боевых условиях

При его назначении главкомом ВКС решающим фактором, скорее всего, стал боевой опыт управления авиацией в реальной боевой обстановке, приобретенный Суровикиным в качестве командующего российской группировкой войск в Сирии. Между прочим, де-факто он и сейчас исполняет эти сложные обязанности.

Напомним, что ядром нашего военного контингента в Сирии является боевая авиация. Любая крупная операция против террористов не обходится без ее участия. А за планирование и проведение этой операции целиком отвечает командующий группировки.

Читайте также:  Когда празднуется день вкс, исторически важные даты

То же относится и к боевым действиям, в которых участвуют другие виды и рода войск. Всю их боевую работу также координирует командующий.

Минобороны опровергло информацию о нанесении ВКС РФ ударов по Аль-Шафах

То есть речь идет об управлении целыми межвидовыми группировками войск. Такой работой Суровикин занимался в Сирии все последние месяцы. Результаты этой работы хорошо известны – при поддержке наших Воздушно-космических сил правительственные войска Сирии практически освободили территорию страны от террористов.

Что же касается самого военачальника, то, по мнению многих экспертов, он получил в Сирии огромный опыт управления авиацией в реальных боевых условиях.

Такими командными навыками сегодня могут похвастаться далеко не все летные генералы. Так что назначение Сергея Суровикина главкомом ВКС выглядит вполне логичным.

Источник: https://rg.ru/2017/11/29/vks-rossii-vozglavil-general-polkovnik-sergej-surovikin.html

Суровикин Сергей Владимирович

Российский военачальник, Главнокомандующий Воздушно-космическими силами России с 31 октября 2017 года, Герой Российской Федерации (2017), генерал-полковник (2013)

«Биография»

Сергей Владимирович Суровикин родился 11 октября 1966 года в Новосибирске.

Образование

В 1987 году окончил с золотой медалью Омское высшее общевойсковое командное училище имени М. В. Фрунзе.

Деятельность

По окончании училища проходил службу в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане, затем занимал должности командира мотострелкового взвода, командира мотострелкового роты во 2-й гвардейской мотострелковой дивизии. В 1989 году отличился на учениях, отогнав пылающую огнём и снаряжённую боекомплектом БМП от массового скопления военнослужащих.

В августе 1991 года в звании капитана исполнял обязанности командира мотострелкового батальона 2-й гвардейской мотострелковой дивизии. Батальон в составе 20-ти БМП-1 и одного БРДМ-2 был по приказу ГКЧП отправлен для выставления комендантских постов на Садовом кольце.

Во время инцидента в тоннеле на Садовом кольце погибли трое молодых людей: Дмитрий Комарь (раздавлен гусеницами при маневрировании БМП), Илья Кричевский и Владимир Усов (застрелены). После поражения ГКЧП Суровикин был арестован, около 7-ми месяцев находился под следствием.

В результате обвинения были сняты, так как он выполнял приказы руководства. Более того, Суровикин был не просто освобождён, а повышен в звании по личному приказу Президента России Бориса Ельцина. Разобравшись в действиях капитана Суровикина, Ельцин прямо сказал «… а майора Суровикина немедленно освободить».

Тем самым давая понять, что повышает его в звании за образцовое выполнение воинского долга.

Во время учёбы в Военной академии имени М. В. Фрунзе в сентябре 1995 года был признан военным судом Московского гарнизона виновным в пособничестве в приобретении и сбыте, а также ношении огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения (ст. 17, ч. 1 ст.

218 УК РСФСР). Его приговорили к одному году лишения свободы условно, однако «Когда следствие разобралось, что офицера подставили, обвинение сняли и судимость погасили» (заместитель руководителя Военно-следственного управления по Южному федерального округу Сергей Сыпачев).

Однако противники Суровикина пытались спекулировать темой судимости за продажу оружия, несмотря на то, что она была погашена. Тогда Суровикин обратился в суд и добился отмены даже того решения, которое в отношении него было.

Таким образом, Суровикин был полностью реабилитирован.

В 1995 году с отличием окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. После академии служил в Таджикистане командиром мотострелкового батальона, затем начальником штаба 92-го мотострелкового полка, начальником штаба и командиром 149-го гвардейского мотострелкового полка, начальником штаба 201-й мотострелковой Гатчинской дивизии.

В 2002 году окончил с отличием Военную академию Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации.

С 2002 по 2004 год — командир 34-й мотострелковой дивизии (Екатеринбург): с 2004 года по 2005 год — командир 42-й гвардейской мотострелковой дивизии (Чечня); в 2005—2008 годы — начальник штаба — первый заместитель командующего 20-й гвардейской общевойсковой армией (Воронеж); с апреля по ноябрь 2008 года — командующий 20-й гвардейской общевойсковой армией.

С ноября 2008 года по январь 2010 года — начальник Главного оперативного управления Генерального штаба ВС России; с января по декабрь 2010 года — начальник штаба Приволжско-Уральского военного округа (Екатеринбург); с 10 декабря 2010 года по апрель 2012 года — начальник штаба — первый заместитель командующего войсками Центрального военного округа. В 2012 году руководил рабочей группой Минобороны России по созданию военной полиции с дальнейшей перспективой назначения на пост начальника Главного управления военной полиции. По результатам работы создал кадровый корпус новой структуры и вошёл в рейтинг Самых авторитетных людей России 2012 года по версии ВЦИОМ и журнала «Русский Репортёр». С 27 октября 2012 года по октябрь 2013 года — начальник штаба — первый заместитель командующего войсками Восточного военного округа.

В октябре 2013 года назначен командующим войсками Восточного военного округа. 12 декабря 2013 года присвоено воинское звание «генерал-полковник».

С марта по декабрь 2017 года — командующий Группировкой войск Вооруженных Сил России в Сирии.

В сентябре 2017 года под руководством Суровикина была создана группа по деблокированию окружённого превосходящими силами террористов взвода военной полиции из 28 российских военнослужащих. В результате все окружённые военнослужащие были без потерь выведены из окружения, а террористы понесли большие потери.

Под командованием Суровикина удалось достичь существенного перелома в борьбе с террористами и освободить свыше 95% территории Сирии, 11 декабря 2017 года была завершена активная фаза военной операции России в Сирии и начат вывод основного состава Группировки войск Вооруженных Сил России из Сирии.

Как отмечают военные эксперты, именно Суровикин сумел переломить ход войны в Сирии и организовать разгром военных формирований террористов.

Указом Президента России 31 октября 2017 года генерал-полковник Сергей Суровикин назначен на должность Главнокомандующего Воздушно-космическими силами России.

Является первым общевойсковым генералом, возглавившим этот вид войск, включающий военно-воздушные силы, войска противовоздушной и противоракетной обороны и космические войска. Член Коллегии Министерства обороны Российской Федерации.

После нового назначения, до середины декабря 2017 года продолжал находиться в Сирии и выполнять обязанности командующего группировкой. Руководил группировкой более девяти месяцев, дольше всех остальных командующих.

28 декабря 2017 года Президент России Владимир Путин вручил генерал-полковнику Суровикину Золотую Звезду Героя Российской Федерации.

В феврале 2018 года появилась информация о том, что генерал-полковник Сергей Суровикин в марте 2018 года вновь может возглавить группировку российских вооруженных сил в Сирии. Позднее Минобороны России опровергло эти сообщения.

Женат, воспитывает двух дочерей.

Награды

Герой Российской Федерации (8 декабря 2017) — «за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Сирийской Арабской Республике», Орден Святого Георгия IV степени, Три ордена Мужества, Орден «За военные заслуги», Орден Красной Звезды, Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени, Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, Медаль «За отвагу», Медаль «За боевые заслуги», Медали СССР,

Медали РФ.

Источник: https://whoiswhopersona.info/archives/139327

Зачем командовать ВКС назначили “сапога”

Зачем командовать ВКС назначили “сапога”

7.12.2017

Подписывайтесь на канал “Ленинградской правды” в Telegram

22 ноября 2017 года указом президента РФ новым главкомом Воздушно-космических сил (ВКС) назначен 51-летний генерал-полковник Сергей Суровикин.

Ранее он возглавлял группировку российских войск в Сирии, правда, недолго: по одним источникам, с марта этого года, по другим – с июня.

До этого он несколько лет занимал должность командующего войсками Восточного военного округа. Карьера этого военного развивалась стремительно и шумно.

О предстоящем назначении именно Суровикина главкомом ВКС стало известно еще в сентябре, когда был анонсирован уход с этого поста генерал-полковника Виктора Бондарева.

Его уход выглядит странно: предельный возраст пребывания на военной службе для генерал-полковника – 65 лет, а Бондареву 7 декабря исполнится лишь 58 лет, так что еще семь лет он вполне мог прослужить.

И главкомом созданного в 2015 году нового вида Вооруженных сил он пробыл лишь два года.

Еще больше вопросов вызывает назначение во главе чисто “воздушного” вида Вооруженных сил общевойскового генерала, никогда никакого касательства не имевшего к военной авиации, к космическим войскам или войскам ПВО-ПРО, также входящим в ВКС.

В военной авиации общевойсковиков, танкистов, вообще представителей Сухопутных войск традиционно величают “сапогами”, так уж повелось.

Как повелось и то, что военной авиацией должен командовать только авиационный генерал, но никак не “генерал в сапогах”, поскольку, не зная специфики авиации, просто нереально понять огромного количества вещей.

С конца 1930-х годов советскую военную авиацию возглавляли “непрофильные” специалисты, но это была заря ее создания: то есть летчики уже были, но командиры стратегического уровня из них еще не выросли. Но с 1939 года военной авиацией командовали только летчики.

Правда, было дело, когда в 1987 году, после посадки у Кремля самолета Матиаса Руста, главкомом войск ПВО (в состав которой входила и авиация ПВО – свыше 1200 истребителей) назначили генерала армии Ивана Третьяка, никогда ранее к авиации отношения тоже не имевшего, выпускника пулеметного училища и пехотинца до мозга костей. Из многих уст слышал историю, как он приехал инспектировать аэродром в Ростовской области и, взобравшись на командно-диспетчерский пункт, осмотрел сверху полосу, централизованную заправочную, рулежки и выдал нечто вроде: “Эх, какой же здесь замечательный танкодром получился бы!” или “Это ж сколько здесь танков можно разместить!”

Первым делом генерал армии Третьяк переобул вверенную ему авиацию в сапоги, а при инспектировании авиаполков проверял не состояние авиатехники, а объезжал аэродром по периметру и смотрел, ровно ли стоят столбики ограждения, какое расстояние между рядами колючей проволоки и правильно ли выкрашены колодезные люки. В этом и заключалось его инспектирование. И между полетами летчики авиаполков ПВО высаживали деревья, красили и перекладывали бордюры, чистили лесопосадки у аэродрома, организация полетов главкома и вовсе не интересовала.

Казенные издания поспешили сообщить, что генерал Суровикин возглавлял российскую группировку в Сирии, получив там неоценимый опыт комбинированного применения сил. А еще у него за плечами Военная академия Генерального штаба, которую он закончил с отличием.

Но в Сирии он был три месяца.

Еще пишут про его богатый боевой опыт, но в чем именно: в организации летной подготовки летчиков различных видов авиации или в обеспечении технического обслуживания авиационной техники? Наверное, он может обозначить боевую задачу, показав на карте, где именно авиации необходимо нанести удар. Но может ли общевойсковой генерал спланировать силы и средства для выполнения поставленной задачи? Разумеется, нет – для этого необходимо на профессиональном уровне знать хотя бы характеристики авиационной техники и применяемых средств поражения.

Аргумент относительно успешного окончания генералом Суровикиным академии Генштаба и вовсе слаб: в этой академии проходили обучение все главкомы и командующие ВВС.

И они тоже изучали там стратегические вопросы и организацию взаимодействия всех видов и родов войск.

Однако же авиационных генералов почему-то не назначают главкомами Сухопутных войск, не ставят во главе военных округов или командующими общевойсковыми и танковыми соединениями.

К тому же именно во время командования Суровикина российская группировка (а также наемники из ЧВК) в Сирии понесла самые чувствительные потери, вплоть до генерала и нескольких полковников. Еще полагают, что в ходе боев в Дейр-эз-Зоре Суровикин провалил задачу переправы через реку Евфрат, целью которой было блокировать продвижение курдов к нефтяным полям.

Поэтому, мол, курдам и достались крупнейшие нефтяные месторождения – 75 процентов всей сирийской нефти. Тем не менее именно генерал Суровикин оказался единственным из всех командующих российской группировки, которого непрестанно демонстрировали центральные телеканалы.

Уверяя, что именно в период его командования сирийские правительственные войска добились максимального успеха на полях сражений.

Читайте также:  Какой федеральный закон регламентирует пенсии военнослужащих

Первая кровь

Официальная биография нового главкома ВКС интересна тем, что в ней слишком много лакун и загадок. Например, там сказано, что в 1987 году он окончил Омское высшее общевойсковое командное училище – с золотой медалью, но где служил до 1991 года, об этом ни слова.

Другие источники сообщают, что воевал в Афганистане, но про хронологические рамки этой службы и в какой именно части – об этом молчок. Хотя в 1989 году он уже служит в Подмосковье, в “придворной” 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии, так что в Афганистане, если и был, то не больше года.

Получив за это время орден Красной Звезды и медаль “За отвагу”: немало для свежеиспеченного лейтенанта-взводного.

Правда, ни Красной Звезды, ни медали “За отвагу” на парадном мундире нет, планок этих наград он тоже не носит, что тоже странно. С планками и орденами у генерала вообще путаница.

Согласно справке агентства “РИА Новости”, опубликованной в 2011 году, Сергей Суровикин награжден тремя орденами Мужества, орденом “За военные заслуги”, медалями ордена “За заслуги перед Отечеством” I и II степени с изображением мечей, орденом Красной Звезды, медалями “За отвагу”, “За боевые заслуги” и др.

Однако на современной официальной фотографии с сайта Минобороны у него почему-то планки лишь одного из трех орденов Мужества, ордена “За военные заслуги” и отчего-то лишь одной из своих боевых медалей – “За боевые заслуги”. На других снимках у него то две планки ордена Мужества, то все три, причем все это относится к одному и тому же периоду времени.

Ордена, конечно, имеют свойство накапливаться, но чтобы они убывали… Странно и не носить хотя бы планки боевых советских наград. Да и вообще порядок ношения наград и наградных планок строго регламентирован: ничего лишнего, но и без убавления, носи все, что получил.

Всего через четыре года после окончания училища, в августе 1991 года, Сергей Суровикин уже капитан и командир батальона. Точнее, исполняющий обязанности комбата, но за четыре года дорасти от лейтенанта до целого комбата в “придворной” Таманской дивизии – это не просто быстро, а чрезмерно ускоренно.

Про таких стремительных в армии обычно говорят “его ведут”, имея в виду “мохнатую лапу”. Но “лапа” оказалась весьма кстати, когда в ходе ГКЧП именно батальону, которым он командовал, выпала сомнительная честь пролить кровь трех гражданских лиц: Владимира Усова, Дмитрия Комаря и Ильи Кричевского.

Как утверждал один из активных участников событий, Сергей Братчиков, именно командир батальона достал пистолет и выстрелил в лоб первому попавшемуся. Правда, никто ничего потом доказать не смог: ни пулю не нашли, ни оружие, из которого стреляли, а табельный пистолет комбата оказался чист.

Может, все обстояло совсем не так, но тогда в Москву ввели три армейские дивизии, дивизию внутренних войск, подразделения КГБ, а кровь гражданских пролил лишь батальон Суровикина. Несколько месяцев капитан Суровикин провел в Матросской Тишине, но в декабре 1991 года освобожден и даже повышен в звании до майора: утверждают, что по личному указанию Ельцина.

И в 1992 году 25-летнего майора направили на учебу в Военную академию имени М. В. Фрунзе: рывок просто небывалый.

Пистолеты Суровикина

В 1995 году слушатель Военной академии имени Фрунзе майор Суровикин вновь попал в историю, на сей раз уже чисто уголовную.

Военный суд Московского гарнизона признал его виновным по трем статьям еще действовавшего тогда УК РСФСР: части 1 статьи 17 (“Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой”), статье 218 (“Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ”) и части 1 статьи 218 (“Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ”). Будущий генерал был обвинен в пособничестве в приобретении и сбыте, а также ношении огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения.

Эти статьи тогдашнего УК предусматривали основательные сроки лишения свободы: 218-я – от трех до восьми лет, 218-1 – до семи лет, а если имел место предварительный сговор группой лиц, либо деяние было совершено “лицом, которому огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества выданы для служебного пользования или вверены под охрану”, то и до десяти лет лишения свободы. Но приговор оказался мягким и совершенно гуманным: один год лишения свободы условно. Правда, кроме кадровых органов Минобороны никто так бы и не знал про эту историю, если бы не заместитель генерального прокурора Российской Федерации, главный военный прокурор Сергей Фридинский. 2 декабря 2011 года он направил служебное письмо министру обороны России Анатолию Сердюкову, в котором официально известил его об этом казусе. Что было особо актуально в связи с тем, что Суровикин (к тому моменту уже генерал-лейтенант) возглавил рабочую группу по созданию органов военной полиции “с перспективой назначения на должность начальника Главного управления военной полиции Министерства обороны”.

Главный военный прокурор информировал министра обороны, что “не только из морально-этических соображений, но и согласно статье 20 проекта федерального закона “О военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации” обоснованно предусмотрен запрет на службу в военной полиции граждан, имеющих или имевших судимость”. Этот демарш Главного военного прокурора без ответа не остался. На защиту генерала поднялся только что созданный тогда Следственный комитет РФ в лице его Военно-следственного управления, почему-то по Южному военному округу, к которому Суровикин тогда никакого касательства не имел.

Один из руководящих чинов этого подразделения СК признал, что “во время обучения в Военной академии имени Фрунзе имели место случаи, когда некоторые преподаватели нелегально продавали оружие, за что и были уголовно наказаны”.

И вот, “выполняя просьбу одного из таких преподавателей, майор Суровикин согласился передать коллеге с другого курса пистолет, который должен был быть использован якобы для участия в соревновании. Майор, не догадываясь об истинных намерениях, поручение выполнил”.

На допросе же майор Суровикин поведал о своей уверенности, что ничего противоправного не совершает, а потому, “когда следствие разобралось, что офицера подставили, обвинение сняли и судимость погасили”.

Все нормативно-правовые акты, регламентирующие обращение с личным табельным оружием, однозначно трактуют вынос его за пределы воинской части вне рамок исполнения служебных обязанностей как преступление.

В мирное время и мирном месте табельное оружие должно находиться в служебном сейфе или оружейной комнате, откуда выдается при назначении военнослужащего в наряд или при проведении зачетных стрельб, после вновь сдается.

Личное (табельное) оружие офицера (тип оружия и его номер) записано в его удостоверении личности.

Но это – личное табельное, а у слушателя военной академии никакого личного табельного оружия нет и быть не может.

Разве лишь если его назначат в патруль или наряд по академии: тогда он и получит пистолет и две обоймы, расписавшись в книге выдачи оружия и боеприпасов, а после наряда сдаст, точно так же сделав роспись в соответствующей графе.

Утрата оружия, а равно его кража или соучастие в таковой, даже и по “неведению”, – одно из самых “нехороших” преступлений для кадрового офицера, черная метка. И однозначно крест на военной карьере.

Через много лет сам Суровикин скажет, что для него “эта тема” якобы закрыта еще в 1995 году: “Следствие разобралось в деле, установило мою невиновность, мне принесли извинения и погасили судимость”, а затем и “решение суда об осуждении было отменено, в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления, предмета спекуляций больше нет”. Но, как вытекает из письма главного военного прокурора, все обстояло не совсем так: следствие, конечно, разобралось, но, предъявив обвинение, передало дело в суд. Который и вынес, пусть и условный, но обвинительный приговор по трем статьям действовавшего УК.

Отмены приговора Суровикин стал добиваться лишь спустя много лет, будучи уже генералом и в связи с предстоящим высоким назначением.

То есть пока это не стало препятствием для очередного карьерного взлета, он вполне был согласен с приговором и ничего опротестовывать не собирался? Да ведь вроде бы и не весь приговор отменен, а лишь по двум из трех статей УК РСФСР: почему-то по 17-й (“Соучастие”) и части 1-й статьи 281-й (“Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ”). Про отмену приговора в части статьи “просто” 218-й (“Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ”) нет ни слова.

Железная рука

Майора отправили – формально на войну, но не в Чечню, где как раз бои были в полном разгаре, а в 201-ю мотострелковую дивизию, дислоцированную в Таджикистане. В 32 года он уже полковник и целый начальник штаба дивизии.

Таджикистан тогда тоже считался “горячей точкой”, но к тому времени формально, поскольку боевых действий там 201-я дивизия фактически уже не вела: они завершились еще летом 1993 года.

Знакомый офицер, служивший в 1995 году в той самой 201-й мотострелковой дивизии, говорит, что “там тогда был курорт”. Положим, не совсем курорт, но уж точно не полноценный театр боевых действий.

Так или иначе, но и в Таджикистане по служебной лестнице Суровикин перемещался быстро, стремительно пробежав ступеньки комбата, начальника штаба полка, командира полка, став затем начальником штаба дивизии: от комбата до начштаба дивизии – всего за пять лет.

В 2002 году Суровикин окончил академию Генштаба – тоже с отличием. Затем новое назначение – в Приволжско-Уральский военный округ, командиром 34-й мотострелковой дивизии.

Комдивом считался образцовым, заслужив репутацию сурового командира и “железной руки”, сделав соединение передовым.

Только методы, которыми это было достигнуто, вряд ли можно счесть новаторскими: именно с назначением Суровикина на эту должность дивизия регулярно стала фигурировать в скандалах и уголовных сводках, связанных с мордобоем и даже убийствами.

Например, в марте 2004 года военный суд Екатеринбургского гарнизона приговорил двух солдат-срочников этой дивизии к восьми годам лишения свободы за убийство солдата-сослуживца, Ярослава Лазарева. Как выяснилось, солдат был убит с ведома офицеров, фактически же по их указанию. Летом 2003 года этот солдат, прибыв на побывку домой, в часть не вернулся.

Но спустя время Лазарева “вычислили”, выследили и поймали. Два офицера спецкоманды закинули беглеца в багажник автомобиля и привезли в 32-й военный городок, где дислоцировалась 34-я дивизия со своим штабом.

Вечером 5 декабря 2003 года капитан Денис Шаковец, командир роты, в которой служил рядовой Лазарев, выстроил своих солдат и, разъяснив им всю пагубность самовольных отлучек, приказал привязать Лазарева к решетке оружейной комнаты.

После чего по приказу офицера двое солдат всю ночь измывались над “невозвращенцем”: сначала избивали несчастного коваными сапогами, кулаками и дубинками, отчего у него вытек глаз.

Затем парня пытали уже разрядами электрического тока, запытав насмерть: утром 6 декабря Лазарев умер, распятый на решетке. Но реальный срок, хотя и небольшой, получили лишь два непосредственных исполнителя приказа.

Капитану Шаковцу дали два года условно, а генералу Суровикину, по всей видимости, очередную благодарность – за вывод дивизии в передовые, орден “За военные заслуги” он тоже заслужил, похоже, тогда же.

Источник: http://www.lenpravda.ru/today/281153.html

«Сухопутчик» во главе ВКС вызовет среди военных летчиков раздражение

Генерал Суровикин умеет найти подход к подчиненным – один из его замов застрелился прямо в его кабинете, другой подчиненный жаловался на мордобой с его стороны.

Тем не менее, как ожидается, с октября Суровикин возглавит Воздушно-космические силы (ВКС). При этом генерал ни разу в жизни не сидел за штурвалом самолета. Что будут думать на этот счет его подчиненные?

Читайте также:  Берут ли сейчас в армию призывников с гипертонией

Командующий российской группировкой в Сирии 50-летний генерал-полковник Сергей Суровикин возглавит с октября ВКС вместо Виктора Бондарева, который уходит в Совет Федерации, сообщили в четверг источники РИА «Новости» в военном ведомстве.

«Сухопутчик» во главе ВКС вызовет среди военных летчиков раздражение

По словам источников, эту информацию уже довели до руководящего состава ВКС.

«Сухопутчиков» в авиации называют «сапогами»

Среди военных летчиков сообщение о возможном назначении Суровикина воспримут с крайним раздражением, заявил высокопоставленный генерал ВВС запаса.

«Суровикин ни разу в жизни сам не летал, всю жизнь носил зеленые погоны, которые люди с голубыми погонами презирают. Ни одним родом войск, введенных в ВКС, не командовал и даже рядом с ними не стоял за все время своей службы.

Не учился по профилю ни одного из четырех бывших видов Вооруженных сил, введенных ныне в ВКС. Чтобы ВВС возглавил человек из мотопехоты? Такого вообще никогда не было, – сказал собеседник газеты. – Сухопутчиков в авиации называют «сапоги».

Подчиненные, конечно, будут выполнять все приказы Суровикина, но втихаря будут его презирать».

Ветеран войны в Афганистане, бывший замкомандующего ВВС Прибалтийского военного округа СССР по армейской авиации генерал-майор Александр Цалко также воспринимает подобное назначение без восторга.

«Не лучший вариант, честно скажу», – заявил он газете ВЗГЛЯД. «Может, он и хороший человек. Но вообще-то, по-хорошему, лучше б ему было отказаться от этой должности. Сказал бы, что не соображает в этом деле.

Не в свои сани не садись – это моя позиция», – добавил он.

«Есть уровни, где должность политическая, но министр обороны и главком должны быть профессионально подготовлены. Или по крайней мере прислушиваться к специалистам, – подчеркнул Цалко.

– Это абсолютно специальная подготовка должна быть: летчик, желательно фронтовая авиация.

Вот командующий армией, допустим, прошедший уровни командования полком и дивизией, – это человек, который более или менее компетентно будет управлять».

Цалко добавляет, что при таких назначениях случается, что приходится командиров обучать элементарным вещам. «Уровень очень высокий. Ему вникать надо буквально во все – документы, регламентирующие летную работу, боевую подготовку, быт. Столько особенностей, что он просто не въедет», – объяснил летчик.

В этой связи Цалко отметил: «Проблема в том, что общевойсковой командир полагает, что с назначением на должность он получает определенное знание». Напомним, командный состав таких родов, как ВМФ, ВДВ и ВКС (ВВС), как правило, проходит обучение в специализированных, а не общевойсковых военных вузах.

«На учениях «Запад-81» покойный генерал Валентин Варенников меня дважды снимал с должности командира полка за то, что я в тумане не разрешал лететь экипажу. Таких случаев, когда давят некомпетентно, в жизни полно. Бывает, даже гибнут люди из-за этой некомпетентности. И у такого главкома проблема будет. Сумеет он слушаться своих профильных заместителей или нет? Я боюсь, что не всегда»,

– посетовал генерал. Цалко отметил, что если взять армейскую авиацию, которую многократно переводили из ВВС в сухопутные войска и обратно, то «парадокс в том, что даже некоторые летчики начинали некомпетентно командовать армейской авиацией».

«Военные – люди подневольные. Терпишь, куда денешься. Что они ему, кукиш в кармане покажут? Будут выполнять команды. Если будут дурные команды – будут уклоняться от них», – объяснил он.

Генерал уверен, что мало у кого в ВКС назначение Суровикина вызовет энтузиазм: «Дело не в летном гоноре. Дело в том, что человек не понимает».

Высокопоставленный источник газеты ВЗГЛЯД в ВВС РФ напоминает: у каждого рода войск и вида вооруженных сил есть собственный профессиональный язык для приказов и распоряжений.

Именно с помощью этого языка генералы ставят боевые задачи своим подчиненным, и у танкистов постановка задачи звучит принципиально иначе, чем у моряков или летчиков. Генерал-танкист просто не знает, какими словами и понятиями вынести то или иное распоряжение для, допустим, авиаэскадрильи.

Хотя бы только поэтому из-за назначения генерала Суровикина ВКС могут ожидать проблемы с управлением силами.

Новый главком умеет атаковать быстро

Совпадение это или нет, пока непонятно, но о назначении Суровикина стало известно наутро после того, как из Сирии пришла радостная новость – наши войска сумели быстро прорвать окружение боевиков, в которое во вторник попал взвод российской военной полиции в провинции Идлиб. Из окружения были освобождены 29 российских военных. Операцию по деблокаде сумел молниеносно организовать как раз генерал Суровикин – кстати, создатель российской военной полиции.

Но Цалко уверен: успех в Сирии – это заслуга общая, ведь Суровикин – не первый командующий группировкой, да и группировку он возглавил совсем недавно, в июне. «Это не тот человек, который пришел в Сирию в самое тяжелое время и взялся за все это. Он пришел на накатанное хозяйство, которое работает», – подчеркнул собеседник.

В Сирии у командующего есть заместители по направлениям. «Есть заместитель по авиации, который профессионально ему советы дает», – подчеркнул Цалко.

По его словам, командующий консультируется, каким образом можно действовать в каждом конкретном случае.

При этом, подчеркнул Цалко, заместитель по авиации защищен тем, что он подчинен параллельно главкому ВКС – то есть в случае разногласий он может обратиться к собственному главкому.

Боевой путь начался в августовском путче

Сергей Суровикин родился в Новосибирске в 1966 году. В 1987 году с золотой медалью окончил Омское высшее командное военное училище, в 1995 году, с отличием – Военную академию Фрунзе, а в 2002 году, также с отличием – академию Генштаба.

Впервые в медийное поле Суровикин попал еще молодым капитаном.

В дни августовского путча 1991 года батальон Таманской дивизии под его командованием направили патрулировать центр Москвы, именно в ходе инцидента с БМП его батальона на Садовом кольце и погибли трое молодых людей.

Суровикин был арестован, однако обвинения с него в итоге были сняты, так как он лишь выполнял приказы. Более того, он по личному распоряжению Ельцина был повышен в звании.

С 1995 года он был направлен в Таджикистан, где прошел путь от комбата до начальника штаба дивизии. В 2002 году был назначен на должность командира 34-й Симферопольской мотострелковой дивизии.

В 2004 году воевал в Чечне, после чего командовал 20-й гвардейской общевойсковой армией. Затем был замначальника Генштаба и начальником штаба Центрального военного округа.

До назначения в Сирии руководил рабочей группой МО по созданию военной полиции и затем командовал войсками Восточного военного округа.

Еще один шумный инцидент с Суровикиным произошел во время его учебы в академии имени Фрунзе – в 1995 году его осудили на год лишения свободы условно за ношение оружия и боеприпасов.

Однако позже оказалось, что его подставили, и судимость была снята.

В 2004 году подчиненный Суровикина подполковник Виктор Цибизов обвинил начальника в избиении по политическим мотивам, однако затем сам забрал заявление из прокуратуры.

В том же году произошел и трагический случай – прямо в кабинете комдива Суровикина в его присутствии застрелился его заместитель по вооружению полковник Андрей Штакал.

Новый главком будет опираться на профильных замов

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский предлагает дождаться официального назначения нового главкома.

Но в целом он не видит ничего необычного в том, что общевойсковой генерал возглавит «чужой» род войск.

«ВКС становится межвидовой структурой, которая включает многие рода войск и работает в интересах всех вооруженных сил, и не только в воздушном пространстве», – сказал Мураховский газете ВЗГЛЯД.

Эксперт напомнил, что Суровикин ранее командовал Восточным военным округом: «Это тоже одно из крупнейших межвидовых оперативных соединений, в состав которого входил флот, воздушная армия, ПВО и все другие рода войск на востоке страны».

Мураховский отметил, что новый главком будет командовать разными родами войск, в частности Дальней авиацией и самими Военно-воздушными силами, оперативно-тактической авиацией, а такой опыт у него уже есть. Ведь в группировку в Сирии входят ПВО, сухопутные войска и силы специальных операций.

Периодически появляются у берегов Сирии и силы ВМФ, которые оперативно входят в подчинение командующего на время присутствия. Мураховский ставит в заслугу Суровикину успех российской авиационной группы в Сирии.

Подготовкой летного состава и самим применением авиации будут заниматься отдельные люди, пояснил Мураховский: например, заместитель главкома по авиации. Применение различных видов войск планирует специальный штаб.

«Главком ВКС сейчас является человеком, который организует подготовку и боевое применение межвидовых систем вооружения, работающих в воздухе и космосе», – пояснил он. Эксперт не ожидает какого-либо возмущения со стороны летчиков ВКС новым назначением.

«Те, кто в армии возмущается – те увольняются», – подытожил он.

Как известно, военные консервативны и не любят перемен. Похожие кривотолки звучали в офицерском корпусе и весной 2004 года, когда министром обороны был назначен Анатолий Сердюков – чиновник налоговой службы, далекий от армии. Поскольку в его официальной биографии значилась должность директора мебельного магазина, многие офицеры поначалу называли его Табуреткиным.

Впрочем, со временем Сердюков вошел в курс дела и даже запустил масштабную реформу. В канун «пятидневной войны» о его мебельном прошлом уже почти никто не вспоминал. А начатые им реформы навсегда изменили облик нашей армии, причем спустя годы даже многие его критики признают, что реформы во многом оказались правильными.

Источник: https://stockinfocus.ru/2017/09/22/suxoputchik-vo-glave-vks-vyzovet-sredi-voennyx-letchikov-razdrazhenie/

Бывший командующий войсками Восточного военного округа Сергей Суровикин возглавил Воздушно-космические силы

Командующий российской группировкой войск в Сирии генерал-полковник Сергей Суровикин возглавил Воздушно-космические силы (ВКС) РФ вместо Виктора Бондарева, который ушел в Совет Федерации, соответствующая информация появилась на сайте официального печатного органа Минобороны РФ «Красная звезда», информирует «Тихоокеанская Россия».

Ниже приводится биографическая справка.

Генерал полковник Сергей Владимирович Суровикин родился 11 октября 1966 года в городе Новосибирске.

В 1987 году окончил Омское высшее командное военное училище, в 1995 году — Военную академию имени М.В. Фрунзе, в 2002 году — Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.

Офицерскую карьеру начал в войсках специального назначения, в составе которых выполнял интернациональный долг на территории Афганистана. Прошел все основные войсковые должности от командира мотострелкового взвода до командующего общевойсковой армией Московского военного округа. За время службы сменил несколько округов и гарнизонов — Поволжье, Урал, Северный Кавказ, Республика Таджикистан.

Сергей Суровикин руководил войсками в ходе чеченских военных кампаний. С июня 2004 года командовал 42 й гвардейской дивизией, дислоцированной на территории Чеченской Республики.

В ноябре 2008 года был назначен начальником Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ, с января 2010 года занимал должность начальника штаба Приволжско-Уральского, а впоследствии Центрального военных округов.
С апреля 2012 года проходил службу в центральном аппарате министерства обороны РФ.

С октября 2012 года занимал должность начальника штаба первого заместителя командующего войсками Восточного военного округа. В октябре 2013 года был назначен командующим войсками Восточного военного округа.

В 2017 году Сергей Суровикин занимал должность командующего российской группировкой войск на территории Сирийской Арабской Республики.

В ноябре 2017 года генерал-полковник Сергей Суровикин указом президента Владимира Путина назначен главнокомандующим Воздушно-космическими силами России.

Награжден орденами Красной Звезды, «За военные заслуги», тремя орденами Мужества, медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней.
Женат, воспитывает двух дочерей.

Источник — РИА «Новости»

To-Ros.info on Yandex.News

Источник: http://to-ros.info/?p=55466

Ссылка на основную публикацию